Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

My_winter

Бродский - белый прямоугольник

Имхо, этот белый прямоугольник куда лучше выражает образ Бродского, чем капреалистический фотопортрет.
Когда я впервые появился в Нью-Йорке, Саша Пинскер из Голоса Америки меня познакомил с Бродским. И мы с первого взгляда друг другу не понравились. Что долго мешало мне прочесть его замечательные стихи.
Image may contain: one or more people and people standing
My_winter

Американская фуфлономика | Михаэль Дорфман

Как там Айова?
Русскоязычные острословы сразу нашли рифму к нашему заглавию. Эта рифма подходит и к состоянию всей свободнорыночной экономики, построенной на теневых финансовых махинациях, бухгалтерских манипуляциях, спекулятивной статистике и рекламной пропаганде. Все это русский народ называет фуфлом.
My_winter

Задержали израильтянку в Шереметьево

Времена, однако, суровые. Задержали израильтянку в транзитной зоне Шереметьево и влепили 7,5 лет за 8 граммов гашиша. У меня был похожий случай, но в СССР было проще. В 1987 г. я решил сэкономить 200 баксов и полетел из Индии Аэрофлотом через Москву.

Меня тоже на транзите в Шереметьево задержали. Посадили в какую-то комнату, продержали без объяснений 5 дней. Как раз были майские праздники. Потом  без разговоров вывели, посадили в самолет и отправили в Софию.

И там тоже продержали на два дня, пока за мной израильские посольские из Бухареста не приехали. Но багажа не проверяли. У меня в сумке тоже кое-что было.

Думаю, меня задержали просто потому, что какой-то мент испугался, что я израильтянин, на всякий случай. Дип. отношений не было, непорядок.  Держали меня, пока дошло наверх, и кто-то приказал "гоните его на..."

My_winter

Мои горькие земли

МОИ ГОРЬКИЕ ЗЕМЛИ

Моя малая родина Галичина теперь навсегда это горькие земли из новой повести-мистерии замечательной львовской писательницы Галины Пагутяк.

Трудно представить более разные персонажи, чем бориславкая заробитчанка Лиля, приехавшая в отпуск домой из Италии и я - американско-израильский турист, эмигрировавший из Львова еще в 1970-е, Tем не менее, я сразу окунулся в емкую прозу Галины Пагутяк, я сразу почувствовал возвращение домой в ее мир магического реализма. Горькие земли еще и потому, что здесь все до горечи узнаваемо - от неудобного старого диванчика в отчем доме до призраков людей, общин, народностей. войн и империй, которые жили с нами бок о бок, и продолжают жить и влиять до сего дня.

Сегодня в мире много говорят об идентичности. Погрузившись в "Горькие земли" я понял, какая важная часть галицийской идентичности скрывалась до поры до времени в моем подсознании. Все остальные мои идентичности нанизывались на нее. Я менял языки и страны и идентичности, а все равно оставался законным сыном галицийских земель, так никогда и не отказавшийся от их горечи, не оторвавшийся от корней. Я не только не ушел от их мистерий, но и всегда несу их с собой. И за это просвещение, за обретение забытого, спасибо волшебному творчеству чудесной Галины Пагутяк.
Михаэль Дорфман,
Львов-Нью-Йорк, Октябрь 2016
My_winter

Прошлые победы — источник нынешних проблем

Нужно помнить, какая страшная цена была заплачена за победу. И победителями, и побеждёнными, а ещё больше простыми людьми, попавшими в страшную мясорубку ХХ века просто потому, что им пришлось жить в то время. Побеждённые живут лучше, чем победители. Немцы живут лучше, не только чем русские, и украинцы, но и чем американцы и британцы. А в День Победы стоит вспомнить и о том, что..
Прошлые победы — источник нынешних проблем | Михаэль Дорфман
После Дня Победы
My_winter

Специалисты по Холокосту очень ревниво относятся к другим геноцидам: Михаэль Дорфман

Я впервые узнал о Геноциде армян еще в детстве, из книжки еврейского писателя Франца Верфеля «Сорок дней Муса Дага». У меня до сих пор есть эта книжка. В 1976-ом году я приехал в Израиль и там обнаружил, что книга эта была культовой и для сионизма, для молодого еврейского государства. Я находил потрепанные экземпляры ивритского издания в библиотеках, в киббуцах, в армии. По ней детей учили мужеству. На примере армянских защитников Муса Дага воспитывали детей и учили солдат. Книга Варфеля была обязательной в подпольных еврейских военных организациях Хагана и Пальмах.

Специалисты по Холокосту очень ревниво относятся к другим геноцидам: Михаэль Дорфман
My_winter

Памяти Бориса Носика

Вчера Виктория Мочалова​ сообщила, что не стало писателя Бориса Носика. Я помню его замечательные книжки моей юности 1960х.
Носик несомненно классик великой советской научно-популярной литературы вместе с Львовм Успенским, Похлебкиным, Александром Кажданом, Игорем Акимушкиным, Романом Подольным, Перельманом. Эта литература и меня вдохновила писать. "По Руси Ярославской" Носика так поразила мое воображение, что потянула меня, львовского еврейского юношу в поиски совершенно неизвестного мне мира северного Поволжья, Ростова Великого, Суздаля, Ярославля.
После СССР Борис Носик жил во Франции, и писал о Франции и русской эмиграции. Я познакомился с эмигрантским Парижем на два десятилетия раньше Носика, да и сейчас по "семейным причинам" живу среди детей первой и второй эмиграции, родившихся там. Я знал совсем другой эмигрантский Париж. Тот, который ничего не забыл, и ничему не научился. Носившая известную в русской истории фамилию почтенная парижская дама, у которой я несколько месяцев снимал угол, как то сказала: "Знаете, Миша, русский Париж находится в Мценском уезде". Она помнила Бунина, Деникина, Адамовича, и многих других.
Для меня парижские книги Бориса Носика больше о пост-советском русском интеллигентном человеке на Западе.
זכרונו לברכה. Благословенна его память.
"По Руси Ярославской" читать здесь
My_winter

Я СНОВА ПОЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ МОЛОДЫМ ПАРЕНЬКОМ, ГЛЯДЯЩИМ НА МИР ШИРОКО ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ

Когда-то в молодости я подхалтуривал семинарами по русистике, с группкой  французов чуть младше меня, Мы читали русские тексты и смотрели фильмы. Материал я подбирал сам, и решил прочесть то, что не читал в школе. Так мы прочли Чернышевского. Однако, венцом короны стало чтение канона советского соцреализма. Понятия "канон" я еще не знал, потому мы читали безо всякого предубеждения, как литературу "Героя Золотой Зведы" Бабаевского, "Битву в пути" Галины Николаевой, Панферова, Гладкова, Кочетова, Серафимовича, Веру Панову. Александра Бека, Даниила Гранина.

Мы непредвзято смотрели советские фильмы 1930-50 гг., как смотрели голливудскую классику тех времен. "Кубанские казаки" и "Свинарка и пастух" с Владимиром Зельдиным в главной роли были первыми в моем списке. До того я их никогда не смотрел, а лишь слышал убийственную критику про лакировку, про борьбу хорошего с еще лучшим, про то, что там все не так, как в жизни.  Оказалось, что все так, как в кино. "Фабрику грёз" придумали не в СССР. Везде было не так, как есть, а так, как должно быть. Там был реализм социалистический, здесь же, наоборот, реализм капиталистический продолжает диктовать постмодернистские дискурсы современной жизни.

Владимиру Зельдину на этой неделе исполняется 100 лет. и я снова почувствовал себя  молодым пареньком в Гренобле, глядящим на мир широко открытыми глазами.
zeldin
My_winter

Об американской литературе, русском сексе и еврейской идентичности

Героиня «Волшебной бочки» оказывается в Аризоне без легального статуса и живет милостью местной хабадской общины, снабжающей ее «еврейскими мешками» со старой одеждой и книжками, вроде автобиографии Рональда Рейгана. У Лены, героини "Запаха сосны", нахлынувшие воспоминания о запахе сосновых деревьев, которые пилили солдаты, вызывают ожидание, даже неизбежность счастья - которое никогда не приходит.


Михаэль Дорфман об американской литературе, русском сексе и еврейской идентичности
My_winter

Шауль Черняховский

В Израиле ввели в оборот новую банкноту с изображением поэта Шауля Черняховского.
Про него мне моя старенькая тетя (младшая дочь моей прабабки, приевшая в Палестину в 1918 на легендарном "Руслане" первом корабле, вышедшем из Одессы после Первой мировой), как то рассказывал, что пришла она в компанию в Тель-Авиве, и слышит, там в другом углу комнаты кто-то по-русски громко материться. Она подошла, а это Шауль Черняховский, оказывается, на иврите с кем-то громко спорил :) Тогда все всех знали.